Бывший глава ГУЭБиПК и его подчиненные получили от 17 до 22 лет лишения свободы

Бывший глава ГУЭБиПК и его подчиненные получили от 17 до 22 лет лишения свободы

Фото:
Геннадий Гуляев /
Коммерсантъ

Самый жесткий в современной истории российских правоохранительных органов приговор был вынесен вчера Мосгорсудом — за организацию преступного сообщества и участие в нем, а также превышение должностных полномочий и провокацию взятки бывший начальник ГУЭБиПК МВД генерал-лейтенант Денис Сугробов и семеро его подчиненных получили от 17 до 22 лет колонии строгого режима. Суд лишил всех офицеров званий, но вместе с тем снял наложенный арест не только с их имущества, но и с имущества третьих лиц. Защита экс-полицейских назвала вынесенное решение «преступлением против правосудия».

О том, что приняты особые меры безопасности, можно было судить уже на подступах к зданию Мосгорсуда. Периметр, а также маршрут возле служебного входа, где должен был проехать автозак с заключенными, патрулировал полицейский с собакой. На входе в апелляционный корпус посетителей не только прогоняли через рамку металлоискателя, но и досматривали с помощью ручного детектора, при этом из карманов выкладывать приходилось даже мелочь.

Коллеги экс-полицейских, с которыми поговорил «Ъ», особых иллюзий по поводу предстоящего решения суда не испытывали — большинство из них были уверены в том, что подсудимым дадут столько, сколько запросило гособвинение. Защитники были такого же мнения. «Ничего позитивного, хотя бы в виде меньших сроков, мы не ждем»,— заявил «Ъ» адвокат генерала Сугробова Эдуард Исецкий.

Основное, что обсуждали многочисленные родственники, друзья и бывшие коллеги подсудимых возле зала заседаний,— где и как будут «заводить ребят». На всякий случай оставили в середине небольшой коридор, но подсудимых в зал провели по другому маршруту.

Помещение, где проходило оглашение приговора, оказалось самым большим в Мосгорсуде и легко вместило более сотни человек.

Ранее здесь проходил не менее многолюдный и резонансный процесс по так называемому «болотному делу».

О том, что финальная стадия громкого процесса, который проходил в закрытом режиме, будет скоротечной, судья Елена Гученкова дала понять сразу. «Оглашаются вводная и резолютивная части постановления»,— объявила она и приступила к перечислению статей, по которым обвиняются подсудимые экс-полицейские Денис Сугробов, Салават Муллаяров, Иван Косоуров, Виталий Чередниченко, Евгений Шерманов, Сергей Борисовский, Сергей Пономарев, Андрей Назаров и предприниматель Игорь Скакунов. Все они, за исключением последнего, были признаны виновными в «организации преступного сообщества или участии в нем» (ст. 210 УК РФ), «превышении должностных полномочий» (п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ) и «организации провокации взятки» (ч. 3 ст. 33 и ст. 304 УК РФ).

Суд согласился с доводами СКР о том, что в 2011 году тогдашний глава ГУЭБиПК МВД самый молодой в России генерал-лейтенант Денис Сугробов создал преступное сообщество, в которое вошли его заместитель генерал-майор Борис Колесников (погиб во время допроса в здании СКР 16 июня 2014 года) и полтора десятка их подчиненных. Дела нескольких арестованных офицеров были выделены в отдельное производство, и некоторые уже осуждены.

По данным следствия, участники ОПС фальсифицировали результаты оперативно-разыскной деятельности и даже подбрасывали деньги чиновникам и коммерсантам, чтобы создать основания для их дальнейшего уголовного преследования. Таким образом, создавалась видимость успешного выполнения служебных задач по противодействию преступлениям экономической и коррупционной направленности. В итоге участники ОПС получили материальную выгоду в виде карьерного роста с увеличением денежного содержания, значительные денежные премии, им присваивались внеочередные звания, вручались ведомственные и государственные награды. Например, Денису Сугробову в 2011-2013 годах, когда, по данным следствия и суда, в ГУЭБиПК действовало преступное сообщество, в порядке поощрения было присвоено звание генерал-лейтенанта полиции. Также он был награжден ведомственными медалями «За заслуги в управленческой деятельности» III степени и «За отличие в службе» I степени, а в виде премий получил более 1,3 млн руб.

В общей сложности бывшие сотрудники ГУЭБиПК, как констатировала судья Гученкова, совершили два десятка тяжких преступлений. Расследование же их деятельности началось с того, что сотрудники антикоррупционного главка пытались спровоцировать на получение взятки заместителя начальника 6-й службы 9-го управления (управление собственной безопасности) ФСБ Игоря Демина. Затем к эпизоду с чекистом добавились новые: многие обвиняемые и даже осужденные по громким коррупционным делам тогда начали активно давать показания о том, как оперативники провоцировали их на получение взяток, превратившись таким образом в потерпевших. Всего таковыми были признаны 30 человек, но на оглашение приговора приехали лишь несколько из них.

Самый большой срок — 22 года лишения свободы — получил, как того и требовало гособвинение, Денис Сугробов. Находившийся в стеклянной клетке генерал воспринял слова судьи достаточно спокойно, впрочем, как и остальные подсудимые. Им назначили наказание от 17 до 20 лет колонии строгого режима. Уголовное преследование генерала Колесникова было прекращено в связи с его смертью. Салавата Муллаярова, единственного подсудимого, кто находился под домашним арестом и сидел рядом с клеткой, сразу же после слов судьи «назначить наказание в виде 20 лет» заковали в наручники. По решению суда все офицеры лишены званий. Последнему наказание отмерили бизнесмену Скакунову. За соучастие в превышении должностных полномочий он получил четыре года лишения свободы.

При этом суд отменил арест, наложенный на имущество не только фигурантов этого дела, но и третьих лиц, дав тем самым повод защите еще раз напомнить о том, что никакой коррупционной составляющей в действиях экс-полицейских не было. Более того, осужденным даже сохранили награды. Так, разжалованный генерал Сугробов остался кавалером медали ордена «За заслуги перед отечеством».

Едва судья Гученкова завершила процесс, с задних рядов раздались негромкие возгласы: «Позор!», «Это не суд, а судилище», «Ворюги остались на свободе, а наши дети будут сидеть».

Один из потерпевших экс-глава Смоленска Константин Лазарев, занимающий сейчас пост заместителя председателя правительства Республики Коми, заявил «Ъ», что «чисто по-человечески» ему жаль как осужденных, так и их родственников. Сам он никаких пожеланий относительно меры наказания для подсудимых не высказывал, оставив разрешение этого вопроса на усмотрение суда. «Сложно сказать, жесток вынесенный приговор или нет, ведь с другой стороны на чаше весов страдания почти трех десятков семей»,— сказал господин Лазарев.

Остальные события развивались уже в холле. Пока адвокат Исецкий говорил о том, что виновными назначили тех, кто реально боролся с коррупцией, и вынесенный приговор он считает преступлением против правосудия, в другом конце помещения убивалась мать Виталия Чередниченко. «Так не бывает, так не бывает»,— повторяла женщина, едва сдерживая слезы. «У нас с мужем, который тоже был сотрудником и погиб при исполнении, когда Виталику было пять лет, двое сыновей. Оба окончили Суворовское училище. Я воспитывала их так, чтобы были порядочными людьми. Виталий честно выполнял свою работу, за что же его так»,— вопрошала Анна Чередниченко. Ей вторила родственница Евгения Шерманова, которая не только не понимала, за что судили офицера, но и твердо стояла на том, что следствие «превратило работоспособный коллектив в ОПС».

Черту под комментариями и выступлениями подвел все тот же адвокат Исецкий. По его словам, само уголовное дело в отношении сотрудников ГУЭБиПК, которое было инициировано ФСБ, не что иное, как «удачная попытка устранить конкурентов». «Теперь они раз в месяц отчитываются о поимке губернатора, показывая тем самым, как эффективно борются с коррупцией»,— подытожил господин Исецкий, добавив, что обжалован приговор будет уже сегодня.

Источник: kommersant.ru

Добавить комментарий

*

3 × 4 =

Яндекс.Метрика