Владимир Путин и Игорь Додон поднялись в Кремле до уровня Белого дома

Владимир Путин и Игорь Додон поднялись в Кремле до уровня Белого дома

Фото:
Дмитрий Азаров /

Коммерсантъ

Во вторник президент России Владимир Путин встретился с президентом Молдавии Игорем Додоном и после встречи поделился с журналистами своими соображениями о состоянии проституции, признав российских проституток безусловно лучшими в мире — в том числе на фоне конкурсанток «Мисс Вселенной» Дональда Трампа. С интимными подробностями из Первого корпуса Кремля — специальный корреспондент “Ъ” АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ.

С Игорем Додоном не прилетел почти ни один журналист. В Кремле были только два аккредитованных в Москве телекорреспондента. Это только на первый взгляд выглядело странно.

— Понимаете,— сказал мне один из членов делегации молдавского президента,— у вас в Москве одна улица освещена лучше, чем весь наш Кишинев. Кто куда поедет? На что? Смеетесь, что ли? У нас один пишущий журналист освещает визиты Игоря Додона, да и тот — его советник!

Больше про состояние экономики (а также журналистики) в стране можно было и не расспрашивать. Хотя Владимир Путин, общаясь с Игорем Додоном, некоторое время это все-таки делал.

Интересно, как они разговаривали в Представительском кабинете Кремля. Оба сложили ладони в замочек, и Владимир Путин так и сидел, а вот Игорь Додон отчего-то время от времени медленно, как в рапиде, разнимал их и поднимал, словно для аплодисментов. А потом так же медленно опять складывал в замочек. И это было завораживающее, магнетическое действие. И все время хотелось его подтолкнуть, что ли, чтоб выглядел как-то поживее. Кто ж знал, что настоящая живость еще впереди.

С экономикой все и правда не очень хорошо. И товарооборот с Россией упал вдвое за последние годы. И с ЕС, несмотря на соглашение об ассоциации (или, может, благодаря ему), тоже упал. Об этом они беседовали и один на один, и во время то ли завтрака, то ли переговоров в расширенном составе (о том, что это было на самом деле, никто никогда ничего уже, увы, не узнает, даже если вдруг зачем-то захочет). Все это между тем было удивительно недлинным (может быть, на фоне новогодних праздников).

Этого нельзя было сказать о пресс-конференции.

— Впервые за последние девять лет президент Республики Молдова приехал с официальным визитом в Москву,— Игорь Додон с удивительной готовностью говорил о себе в третьем лице (некоторые находят в себе силы удерживаться от этого даже на исходе третьего срока.— А. К.).— До сих пор руководители Молдовы либо не приезжали, либо с официальным визитом ехали в Брюссель!

Президент Молдавии, без сомнения, был удовлетворен (хотя такие слова, как потом выяснилось, следовало приберечь к концу пресс-конференции) своим поступком.

— Граждане Республики Молдова в прошлом году отдали голоса за те ценности, которые президент Молдовы будет продвигать,— продолжал Игорь Додон.— Это сохранение государственности, нейтралитета Республики Молдова, реинтеграция страны, решение приднестровской проблемы, сохранение наших православных ценностей.

С 2009 года ни один молдавский лидер не встречался с российским. Но даже если бы встретился, не назвал бы, скорее всего, в качестве приоритета своей политики сохранение православных ценностей. Просто в голову бы человеку не пришло. Видно, в общем, что у Игоря Додона серьезные намерения по поводу стратегического сотрудничества с Россией, причем по всем мыслимым направлениям. Да и корысть понятна:

— В Российской Федерации работает официально около 500 тыс. граждан Республики Молдова,— рассказал он,— несколько десятков тысяч находятся в Молдове и не могут въехать на территорию Российской Федерации, из-за того что есть разного рода нарушения. Этот вопрос мы тоже затронули, и мы надеемся, что в ближайшем будущем будут найдены решения для наших граждан.

Было похоже, что он с Владимиром Путиным и в самом деле договорился решить эту проблему — она, в конце концов, проще всех остальных, и нарушителей, в качестве жеста доброй воли и хороших намерений, можно простить. Очень уж уверенно говорил об этом президент Молдавии.

— Очень важный вопрос — это Приднестровье. Приднестровье — это часть Республики Молдова.

Впервые за последние девять лет я поехал с визитом на левый берег, в Приднестровье,— теперь в речи Игоря Додона возникло личное местоимение, и это было логично, так как речь шла о поступке мужественного или даже отчаянно мужественного человека, а не президента,— и в начале этого года, в начале 2017 года, впервые за последние девять лет состоялась встреча на уровне руководителей правого и левого берегов! После этого уже последовал конкретный результат: начала работу ОКК — Объединенная контрольная комиссия.

— Вы знаете,— подхватил Владимир Путин,— что в 2003 году мы как никогда близко подошли к окончательному урегулированию этого вопроса. Но, к сожалению, тогда руководство Молдовы неожиданно изменило свое решение, и этот план, подготовленный всеми заинтересованными участниками этого процесса, не был реализован.

Было похоже, что Владимир Путин до сих пор испытывает досаду при воспоминании об этом случае. И в самом деле, тогда, я хорошо помню, его поездка в Кишинев на подписание мирных договоренностей между Кишиневом и Тирасполем была уже анонсирована, по крайней мере среди кремлевского пула,— и вдруг рано утром отменена. И никто никуда не поехал. И ничего не было подписано. А позже было написано: президент Молдавии Владимир Воронин отправил Владимиру Путину покаянное письмо, в существовании которого еще позже несколько раз на всякий случай усомнился (я это письмо видел собственными глазами: в руках Дмитрия Козака, который занимался этой проблемой, работая в администрации президента России, и сам готовил все эти соглашения).

Игорь Додон между тем неожиданно резко высказался по поводу ассоциации с ЕС:

— Я выступал неоднократно против подписания этого соглашения, я считаю, что это соглашение для Молдовы никаких плюсов не дало. Мы потеряли российский рынок, и, как это ни странно, наши объемы экспорта в Европейский союз тоже упали, то есть мы ничего не получили от подписания этого соглашения. И я не исключаю, что после следующих парламентских выборов это будет позиция, и я поддержу эту позицию, парламентского большинства. Есть партия социалистов, я надеюсь, что они получат парламентское большинство и это соглашение будет аннулировано.

И если после этого заявления сразу не вырастет объем торговли между Россией и Молдавией, то уж точно вырастет объем торговли насчет этого соглашения между Молдавией и ЕС. И торговаться будут отчаянно.

И разговор этот на пресс-конференции следовало бы признать интересным, а результаты встречи — не пустыми, если бы вскоре не прозвучал вопрос корреспондента Life.ru по поводу того, использовал ли Дональд Трамп во время приезда в российскую столицу московских проституток. После этого все остальное перестало существовать.

Владимир Путин не удивился вопросу. Было такое впечатление, что он даже готовился к ответу на него. А вернее, давно хотел ответить, да не было случая. И вот случай был создан.

— Вы знаете, есть такая категория людей,— рассказал президент,— которая уходит, не прощаясь, из уважения к сложившейся обстановке, к ситуации, чтобы ничего не нарушать. А есть такие люди, которые бесконечно прощаются, но не уходят (последний раз об этом публично вспоминал, имея в виду евреев, Борис Березовский, прощаясь с Госдумой.— А. К.). Уходящая администрация, по-моему, относится как раз ко второй категории.

И он продолжил — и с азартом:

— Что мы наблюдаем в Соединенных Штатах? Мы наблюдаем продолжающуюся острую внутриполитическую борьбу, несмотря на то что выборы президента завершены и они завершились убедительной победой господина Трампа. Тем не менее в ходе этой борьбы, на мой взгляд, ставится несколько задач. Может быть, их больше, но некоторые из них очевидны. Первая — подорвать легитимность избранного президента США. Кстати говоря, в этой связи хотел бы отметить, что хотят этого люди, которые это делают, или не хотят, они наносят интересам Соединенных Штатов огромный ущерб. Огромный просто! Такое впечатление, что они, потренировавшись в Киеве, готовы у себя в Вашингтоне майдан организовать, только бы не дать Трампу вступить в должность!

Нельзя сказать, что он защищал Дональда Трампа. Нет, он его яростно защищал:

— Вторая задача — это связать вновь избранного президента по рукам и ногам при выполнении данных им в ходе избирательной кампании обещаний американскому народу как внутри страны, так и на внешней арене. Ну конечно, прикиньте, как можно что-то сделать по улучшению российско-американских отношений, если вбрасываются такие утки, как вмешательство каких-то хакеров в ход избирательной кампании? Хотя еще раз повторяю: хакеры ведь ничего не компилировали, ничего не придумывали, кем бы они ни были, они только вскрыли материалы. Или, тем более, если у российских спецслужб есть какой-то компрматериал против вновь избранного президента (вообще-то Дональд Трамп до этого не был президентом США.— А. К.).

Между тем, защищая Дональда Трампа, Владимир Путин именно что настаивал, что он его не защищает. Он так и говорил:

— Вот смотрите! Я с господином Трампом не знаком, я его никогда не встречал, я не знаю, что он будет делать на международной арене, поэтому у меня нет никаких оснований ни нападать на него, критиковать его за что-то, ни защищать как бы то ни было. Мы даже не будем обращаться в Нобелевский комитет, чтобы ему присвоили Нобелевскую премию по математике, по физике либо по какому-то другому предмету. У меня нет для этого никаких оснований. Но эти вбросы — очевидная фальшивка!

Шутка про Нобелевскую премию не удалась. Именно потому, что она, скорее всего, экспромтом не являлась.

— Трамп,— продолжал Владимир Путин,— когда приезжал в Москву… даже не помню, когда он приезжал, несколько лет назад… он ведь не был никаким политическим деятелем. Мы даже не знали о его политических амбициях! Просто бизнесмен, один из богатых людей Америки. Что, кто-то думает, что у нас спецслужбы гоняются за каждым американским миллиардером, что ли? Конечно, нет. Это просто полный бред. Первое.

Спорить было бессмысленно. Российские спецслужбы гоняются не за каждым американским миллиардером.

Вот если бы знали о его политических амбициях… Другое дело тогда бы…

— Второе. «Трамп приехал и тут же побежал встречаться с московскими проститутками». Это человек, во-первых, взрослый уже, а во-вторых, человек, который не всю жизнь, но многие годы занимался организацией конкурсов красоты, общался с самыми красивыми женщинами мира. Знаете, я с трудом могу себе представить, что он побежал в отель встречаться с нашими девушками… — Владимир Путин помедлил, с удовольствием подбирая слова… — с пониженной социальной ответственностью. Хотя они самые лучшие в мире, безусловно! Но сомневаюсь, что Трамп клюнул на это.

Аргументы были эмоциональные, и с ними можно было не соглашаться. В конце концов, что мешало, в логике изложенного, поимев дело с самыми красивыми женщинами мира, побежать в отель к нашим девушкам — чтобы убедиться, например, что совершенно не стоило этого делать?

Так или иначе, но на улицах московских проституток наступил с этой секунды, конечно, праздник. Они на государственном уровне были признаны лучшими в мире. И если они не должны верить своему президенту, то кому они тогда должны верить?

И вообще, Владимир Путин раз за разом повторял здесь, на втором этаже Первого корпуса Кремля, это слово «проститутки»… тут, где до сих пор из похожих слов гораздо чаще звучит хотя бы «товарооборот»… И не покидало ощущение невероятной странности этого… И будто что-то пошло не так… И что ведь не было так раньше… И что как раньше уже не будет…

— И наконец, знаете, что я хочу сказать? — спросил президент.

Мы, конечно, не знали, но уже догадывались.

— Проституция — это серьезное… (опять пауза.— А. К.) безобразное (Владимир Путин, казалось, заставил себя произнести это навязанное самим его положением слово.— А. К.) социальное явление! Ведь молодые женщины занимаются этим в том числе и в связи с тем, что они по-другому не могут обеспечить себя достойным образом (хотя есть ведь версия, идущая еще от писателя Куприна, что многим просто нравится.— А. К.). И это в значительной степени вина общества и государства. А вот люди, которые заказывают фальшивки подобного рода, которые сейчас распространяются против избранного президента США, фабрикуют их и используют в политической борьбе,— хуже, чем проститутки. У них нет никаких вообще моральных ограничений. Кстати говоря, Россия постоянно имеет дело с такими людьми, с нашими оппонентами. Но то, что такие методы используются против избранного президента США,— это, конечно, уникальный случай, такого еще никогда не было. Это говорит о значительном уровне деградации политических элит на Западе, в том числе в США.

В конце концов Владимиру Путину удалось все же выйти на уровень эпических обобщений, достойных его уровня.

Но в памяти московских девушек останется только это: «Хотя они самые лучшие в мире, безусловно».

И может, именно 17 января они будут считать теперь своим вторым днем рождения. Или профессиональным праздником.

Ведь у них, кажется, не было.

Источник: kommersant.ru

Добавить комментарий

*

тринадцать − 4 =

Яндекс.Метрика