Банк России готов предоставить лизинговому рынку премии за прозрачность

Банк России готов предоставить лизинговому рынку премии за прозрачность

Фото:
Глеб Щелкунов /

Коммерсантъ

В «Обзоре финансовой стабильности» за второй-третий квартал Банк России представил оценки рисков для крупнейшего после банковского финансового рынка РФ — лизингового. ЦБ также детализировал планы реформы сектора, намеченной на 2017-2018 годы: это разделение в Гражданском кодексе понятий финансового лизинга и аренды, перевод компаний этого рынка на МСФО и самоуправление по схеме СРО и предоставление особого налогового режима лизинговым компаниям, согласившимся на работу в более прозрачном режиме.

«Обзор финансовой стабильности» ЦБ за второй-третий квартал 2016 года демонстрирует обновленный взгляд регулятора на макропруденциальные риски и описывает ряд обсуждаемых сейчас решений ЦБ для будущего их снижения. В обзоре впервые дан современный взгляд ЦБ на принятые им макропруденциальные меры с 2007 года, оценены системные риски для рынка ОФЗ в связи с ростом владения ими нерезидентами, анонсирована будущая дискуссия о возможности ограничения рисков заемщика по отношению к доходу (схема DTI). Кроме того, обзор содержит результаты подробных исследований ЦБ по рынку лизинга, проведенных летом 2016 года. В пятницу первый зампред ЦБ Ксения Юдаева и глава департамента финстабильности Сергей Моисеев рассказали о готовящейся регулятором на 2017-2018 годы реформе финансового лизинга. Как уже писал «Ъ», с лета действует рабочая группа из представителей ЦБ, отрасли и правительства для выработки подходов к будущей реформе.

Напомним, в России все виды лизинга регулируются законом «О лизинге (финансовой аренде)». Лизинг — это возмездное предоставление имущества во временное владение на срок, сравнимый со сроком его амортизации. Согласно описанию ЦБ, рынок лизинга является вторым финансовым рынком РФ после банковского, его объем ЦБ оценивает в 3 трлн руб. (речь идет и об операционном, и о финансовом лизинге).

34% активов сектора приходится на дочерние структуры банков, 40% рынка — компании с госучастием, оставшаяся часть приходится на независимые лизинговые структуры. По мнению ЦБ, рынок концентрирован умеренно: на топ-5 крупнейших компаний приходится чуть более 50% его объема. Рост нового бизнеса на рынке, наблюдаемый ЦБ в первом полугодии 2016 года (сокращение остаточной стоимости лизинговых платежей без НДС с середины 2015 года на 7% считается практически преодоленным), ЦБ воспринимает как тренд, хотя и неустойчивый. При этом, за вычетом проблемы недостаточности капитала у лизинговых «дочек» банков и проблем «Трансаэро», рынок оценивается как устойчивый.

Его рост ограничивается большей стоимостью заимствований лизинговых компаний на рынке в сравнении с корпоративными облигациями (на 1,61 п.п.). В исследовании ЦБ приняли участие 39 компаний, на которые приходится около 52% рынка, при этом Банку России впервые удалось систематизировать информацию по рискам этого сектора. Он не рассматривался ранее как предмет регулирования ЦБ, отчетность большинства компаний, входящих в группы, не содержит подробной информации о характере операций и рисках лизинговой деятельности — большинство структур лизингового рынка, активно развивающегося с середины 2000-х годов, воспринимает эту деятельность как нерегулируемый сектор финрынка, на котором может работать материнская группа.

По словам Сергея Моисеева, в 2017 году рынку лизинга будет предложена достаточно мягкая реформа — переход на разработанную для финансового лизинга отчетность МСФО и участие в профильной саморегулируемой организации (СРО), которая определит стандарты деятельности в секторе. План счетов для некредитных финансовых организаций в МСФО, как предполагается, станет обязательным для участников СРО с 2019 года (сейчас международная отчетность ведется 21 компанией из выборки ЦБ). Кроме этого, рабочая группа, на основе которой будет в том числе строиться будущая СРО, в 2017 году разработает две группы поправок к законодательству. Первая из них разграничит в Гражданском кодексе понятия операций финансового лизинга и арендных операций (это инициатива самих лизинговых компаний) и уточнит права сторон в таких сделках. Вторая, предполагающая правки Налогового кодекса, уточнит ряд положений по базе налогов, в том числе по налогу на имущество и налогу на прибыль и по схемам амортизации, сейчас используемым компаниями финансового лизинга.

Хотя напрямую это не утверждается ЦБ, очевидно, что «плоды» реформы лизингового сектора с 2018 года будут доступны только лизинговым компаниям, добровольно согласившимся на схему саморегулирования и, как вариант, на аккредитацию при ЦБ. Компании, не заинтересованные в выходе в «белый» сектор рынка, вполне могут продолжать свою деятельность в текущем общем налоговом режиме. Де-факто реформа, описанная ЦБ, свидетельствует, что денежные власти, как и правительство, высоких рисков в бурном развитии финансового лизинга в последние годы не видят, несмотря на его огромный размер, и вполне готовы к размену «налоговая стабильность и небольшие льготы в обмен на МСФО и прозрачность». При этом надежды Банка России на успех будущей реформы достаточно велики — один из источников в ЦБ пояснил «Ъ», что эффект от реформы лизинговой сферы может быть в ближайшие годы сравним с эффектом от увеличения объемов кредитования.

Осторожность, демонстрируемая ЦБ при этой реформе, также объяснима. С одной стороны, в условиях высоких рисков прямых инвестиций в российские активы финансовый лизинг на 2017-2020 годы можно считать для иностранных поставщиков, в первую очередь машиностроительной техники, лучшей альтернативой для работы в РФ (на рынке авиатранспорта лизинг давно уже является отраслевой нормой, но для других секторов это не всегда так). С другой стороны, для крупных банковских групп, в том числе госбанков, финансовый лизинг в нынешнем виде остается и нерегулируемым полем деятельности, и, видимо, частью схем оптимизации налогообложения — многие компании рассматривают финансовый лизинг как инструмент финансового посредничества. На лизинговом рынке не только в России, но и за ее пределами трендом последних лет является снижение прозрачности лизинговых схем и создание «одноразовых», под конкретную сделку, SPV-компаний, а также распространение схем «возвратного лизинга» для налоговой оптимизации. Наконец, на неоднородном лизинговом рынке часть компаний является кэптивными для крупных промышленных групп: попытки ЦБ мягко отрегулировать этот рынок и стимулировать развитие его «белого» сектора может быть воспринято как вмешательство Банка России в их внутреннюю «финансовую кухню».

На презентации «Обзора» в пятницу и Сергей Моисеев, и Ксения Юдаева неоднократно подчеркивали, что речь не идет о попытке навязать лизинговым компаниям новые правила игры. Де-факто будущим участникам лизинговой СРО предлагается самостоятельно выработать их для дальнейшего применения. Отметим, без масштабной правки закона «О лизинге» 1998 года реформа все равно вряд ли обойдется: в 2002 году текст закона потерял около трети статей, в том числе почти всю главу III «Финансовые основы лизинга», и стал, по сути, рамочным.

Источник: kommersant.ru

Добавить комментарий

*

4 × три =

Яндекс.Метрика